Мой ребенок — подросток
Сайт о проблемах подростков для родителей и детей

Маленький вес – это не приговор? Анорексия — письмо нашей читательницы

Ноябрь 11th, 2013

Мне 26 лет, рост 162 кг, а вешу я 30 кг. Никогда не могла бы подумать, что я – состоявшаяся женщина, буду иметь диагноз подростка. У меня психическое расстройство, называемое анорексией, моя нервная система и  организм истощены до предела.malenkii-ves

В палате вместе со мной лежат девочки-подростки с тем же диагнозом. «Лишний вес» — эти два слова были для каждой из нас, как страшилка для ребенка. Теперь мне известно, что у болезни, которой характерен очень маленький вес, много лиц. У каждого возраста она проявляется по-своему.

Первый вид — жертвенная анорексия, она поражает девочек подростков с комплексами и стремлением быть идеальными.

Второй вид — нервная анорексия. Ею болеют девочки более старшего возраста. Они хотят быть правильными, все делать на отлично.

Третья анорексия — бредовая. Ею болеют уже взрослые девушки, одержимые идеальным весом. Она сопровождается булимическими приступами. Булимия — переедание. Когда случается срыв, девушка начинает истощенно есть. Однако затем, как правило, осознав весь ужас содеянного, вызывает рвоту и очищает организм. Это, как раз, мой случай. Лишний вес — страх всей моей осознанной жизни, но не только. У меня болезнь совершенства: идеальное тело, идеальный разум, работа, брак, дружба — идеальным должно быть все!

malenkii-vesКаждый возраст имеет свой индекс веса, а целлюлит у женщины должен быть, конечно, нормальный для правильного функционирования половой системы, рождения детей…

Я изнуряла себя спортом, не слушая врачей, посещала солярий, курсы визажа, пирсинг, тату.

Были для меня и свои идолы— люди, которым я старалась подражать, жила их принципами, их лозунгами.

Первое, что я сделала, отказалась от свинины, говядины, дичи. Перестала есть картошку, хлеб, макароны, сладкое. Все реже ела горячую пищу и перекусывала на ходу. Я постоянно чему-то училась, иногда не закончив одно, начинала познавать другое. Я торопилась, везде побывать, все успеть и узнать. Мне казалась гениальной мысль спать не более 4 часов, чтобы оставалось больше времени для учебы чему-то новому. Я продержалась так три года.

Началось все почти шесть лет назад. Мое утро: 5.30 подъем, в 7 я была в бассейне, в 9 – на работе, вместо обеда я занималась на курсах английского и китайского, с работы уходила около полуночи, если получалось убежать раньше, я спешила в спортзал. В выходные посещала курсы повышения квалификации, мой мозг был загружен уймой ненужной информации.

В 22 года я была Заместителем генерального директора по барному сервису и общественному питанию крупной компании. Но мне было все мало, переехала в Москву, где тоже занимала руководящие кресла. Во мне всегда ценили активность и работоспособность. 

Жизнь буквально «сгорала» в работе, спорте, учебе, танцах. Свой маленький вес я старалась просто не замечать. Но пришла анорексия, разрушившая мой брак, и весь расклад жизни. В 25 лет я вернулась в родной город, где у меня жил брат. Это был канун моего дня рождения, я прилетела злая, уставшая и недовольная жизнью. Встать на ноги  уже не смогла. Каждый день не жила, а выживала. Специалисты только разводили руками, но начали лечить нервы и желудок. Отовсюду я слышала только одно: «Что с тобой, ты такая худая, да у тебя анорексия.» Я не верила, у меня просто маленький вес. Пока мне не позвонила подруга и не посоветовала зайти в интернет и почитать про эту болезнь. Но функции организма были уже настолько ослаблены, что даже не работал инстинкт самосохранения. Мне было все равно! Я мечтала быть гордостью семьи, а стала позором  и лишней проблемой.malenkii-ves

Однако прочитанная информация открыла мне глаза. Диагноз я все еще отрицала, но симптомы нарушения пищевого поведения я узнала, они были схожи с моими. Это стало надеждой, раз есть симптоматика, значит, и лечить можно. Заручившись поддержкой родственников, я поехала в Москву.

Попала в реанимацию с диагнозом «анорексия» в стадии кахексии. В больнице провела три месяца, которые перевернули мое мышление, мои взгляды на жизнь, мои ценности. Теперь я знаю, что такое булимия, зонд, антидепрессанты, пищевые срывы, групповая психотерапия.

Колоссальная поддержка медперсонала и друзей в палате сделала свое дело, они стали мне ближе, чем прежние друзья и одноклассники, ведь они понимали меня, более того, чувствовали то же самое.

Потом была реабилитация в моем городе. Нужно сказать, что в маленьких городах, люди с  диагнозом «анорексия», остаются без поддержки. Нет должной медицины к таким специфическим пациентам. А они есть. Особенно страшно наблюдать  маленький вес у ребенка подростка. Много таких девочек я вижу на улицах. Их можно узнать по привычкам, которыми болела я сама. Не гонитесь за ложными стереотипами и не творите себе кумира! Моя история имеет хороший конец, я выбралась из этого подземелья. Если она послужит кому-то уроком, значит, я не зря столько  писала. Желаю всем удачи и любви к себе!

 

Один ответ to “Маленький вес – это не приговор? Анорексия — письмо нашей читательницы”

  1. Святослав Says:

    Мне приходилось сталкиваться с девушками, которые, имея совершенно нормальную фигуру, изнуряли себя голодовками, считая себя толстухами. Итог — подрыв здоровья, больной желудок и прочие неприятности.

Оставить комментарий